Фотогалерея ДагестанаВидеогалерея ДагестанаДагестанская музыкаКулинария. Рецепты Кавказской кухниДагестанская библиотекаДагестанский форум

Воскресенье, 07 сентября 2014 14:42

Жизнь имама Шамиля в царском плену. Часть 3

Назревало недовольство реформами, крестьяне освобожденные без земли сочли себя обманутыми. Неизвестные наводнили город прокламациями с портретом Шамиля, его называли истинным христианским защитником освободившим народ от паучьего дворянского племени и призывали подняться против самодержавия. Следствие показало, что Шамиль к делу не причастен, но надзор решено было усилить. Либерального Руновского сменил подполковник Пржеславский который выставлял Шамиля опасным смутьяном и старался всеми способами отравить его жизнь. Интриги нового пристава отошли на второй план когда в семье Шамиля поселилось горе. Керемет так и не смерилась со своей участью, в мае 1862 года она скончалась, муж похоронил ее на родине. Затем Шуайнат родила младенца, который не прожил и нескольких часов. В том же году скончалась в Петербурге Аминат жена Магомеда-Шапи. Позже умирла от чехотки дочь Шамиля Написат жена Абдурахмана. Похоронив жену в Дагестане в Калугу он уже не вернулся. Домашний врач Кричевский пологал что во всем виноват сырой климат. Но главной и не излечимой болезнью была тоска по родине. Семья несла утрату за утратой. У лаврентьевской рощи образовалась кладбище, на котором упокоилось 17 человек из дома Шамиля. Из родившихся в Калуге выжил только Магомед-Камиль сын Шамиля от Загидат.

Кавказская война

Весной 1864 года угасли последние очаги сопротивления Черкессии. Длившаяся почти пол века Кавказская война закончилась. Сотни тысяч горцев искали убежище в Турции. Эти известия глубоко опечалили Шамиля, он считал, что горцы не найдут в Османской империи ни свободы, ни счастья. Шамиль оставался Имамом, но чтобы вернуть горцев на родину нужно было быть в Турции, а не в Калуге. Воинским начальником калужской губернии был назначен Михаил Чичагов, его жена Мария Николаевна была очарована Имамом т написала о нем книгу. Шамиля признавали гением мусульманского мира, называли человеком добродушным, справедливым, щедрым на милостыню, бескорыстным до незнания счета деньгам, чуждым к хитрости.

Пржеславский изводил Шамиля придирками, сеял в семье раздоры, распространял нелепые слухи. «При произнесение фамилии Пржеславского у меня темнеет в глазах и кровь приливает к голове и я не отвечаю, что я в состоянии сделать с ним». По настоянию Чичагова было произведено расследование, в результате должность пристава была упразднена, а Шамиль признан не нуждающимся больше в постороннем советнике. Имам часто бывал в доме Чичаговых, он любил играть с их детьми. Сыновей Чичаговых ждала не простая судьба. Леонид после героической военной карьеры стал священником. В 1937 году митрополита Серафима Чичагова расстреляли большевики, церковь причислила его к лику священно-мучеников.

«Уже не надеясь совершить паломничество к святым местам Шамиль находил утешения в книгах и воспоминаниях. Жизнь этого героя так храбро и стойко выдержавшая двадцатипятилетнюю борьбу с могущественною Россией полна изумительных эпизодов храбрости тяжких испытаний и лишений» писала Мария Чичагова.

Александр II

Александр II проводил реформу за реформой когда Россию ужаснула весть о покушении на императора. Покушение не удалось. Но Шамиль прибывал в беспокойстве пока не выяснилось, что сын его Магомед-Шапи служивший в императорском конвое был в тот день в увольнении. Покушался на жизнь императора Дмитрий Каракозов, член революционного общества. Шамиль выразил императору сочувствие. Как человек благородный он хорошо понимал разницу между открытой войной и выстрелами такого рода. Шамиль стал живой легендой и чувствовал, что книга его жизни подходит к окончанию, но в этой книге не хватало важнейших страниц его жизни. Приглашенный на свадьбу князя Александра Александровича он имел встречу с императором, который ранее пообещал исполнить желание Имама о совершении Хаджа. Неопределенность ответа, считал Чичагов, кроется в положении Шамиля как почетного, но все же пленника. Вот если Шамиль станет гражданином России то все могло измениться.

Оказавшись в России Шамиль многое понял, он увидел какой в России талантливый и свободолюбивый народ которому навязали Кавказскую войну его же правители, поэтому Шамиль завещал народам России и Кавказа жить в мире и дружбе и принял российское подданство. Это было не легкое решение, Шамиль оставался Имамом своего народа и судьба его была судьбой Шамиля. Он решил, что Дагестану лучше быть с новой, рвущейся к свободе России, тогда свобода воцарится и в горах. Шамиль и сыновья присягнули на верноподданство России. «Беру на себя точно исполнить все поименованные обязательства и прошу Аллаха Всемогущего да дарует мне душевную и телесную возможность сдержать данную мною клятву». Предводитель Калужского дворянства Ф.Щукин завершил торжество словами: «О превосходный и совершенный Имам! Поздравляю тебя и твоих детей и желаю Вам всякого добра от Аллаха Всевышнего и от людей. Он – владыка, оказывающий содействие. Аминь.».

Кавказская война

Во многом благодаря Шамилю народы северо-восточного Кавказа остались в России, не иммигрировали на территорию Османской империи, что к сожалению, произошло с большей частью населения западного Кавказа.

Вскоре разрешение на паломничество было получено, пребывание в Калуге подошло к концу. Путь в Мекку был не близким. Семидесятилетнему Имаму Шамилю разрешили переехать в более подходящий по климату город Киев, чтоб он смог поправить здоровье перед трудным путешествием. Проведя в Киеве около полугода и получив заграничный паспорт Шамиль отправился дальше. Магомед-Шапи остался в Киеве, до Одессы отца провожал Гази-Магомед. В Одессе Шамиль увидел памятник Воронцову, бывший наместник Кавказа едва не погиб в экспедиции против Имама. 19 мая Шамиль прибыл в Стамбул. Император пожелал выразить уважение к Имаму Шамилю особым образом и в Стамбуле его ждал русский посол с грамотой о возведение Шамиля с наследниками в потомственное российское дворянство, но имам давно отрешился от всего земного, душа его желала лишь одного, исполнение священной обязанности мусульманина паломничества в Мекку.

Имам Шамиль в Мекке

Опубликовано в Дагестан

Ожидая семью за которой отправился сын Газе-Магомед, Шамиль осматривал город, а вечерами беседовал с приставом Руновским, который вел дневник. Когда дело касалось событий, на которые Руновские смотрел иначе Шамиль говорил: «Спроси не меня, спроси врагов моих, так ли было дело?». Шамиль являлся предводителем народа, который так долго вел с нами войну и притом войну народную. Стоит ли после этого называть Шамиля разбойником руководившимся в своих деяниях дикими инстинктами хищного животного или все же он действительно герой своего народа честно исполнявший свой долг требуемый духом народа, нравами и обычаями своей родины. Российское общество увидело, что так называемые Дикие горцы на самом деле высокоразвитые талантливые народы сумевшие в кратчайшие сроки создать жизнеспособное государство имамат и выдвинуть таких великих полководцев-реформаторов как: Гази-Магомед, Гамзат-бек и конечно Имам Шамиль.

Сыновья и зятья Имама ШамиляЖены и дочери Имама Шамиля

Дом Шамиля обустраивался с учетом потребности большой мусульманской семьи. Во дворе была построена молельня. Шесть комнат второго этажа были отданы в распоряжение Имама и его жен, еще одна была превращена в кабинет Имама. В просторном доме нашлось место и для остальных членов большого семейства. Шамилю было назначено годовое содержание в 10 000 рублей серебром, но милости победителя не самая желанная награда. Имам не находил себе покоя пока в Калугу не прибыла его семья, всего приехало 22 человека. Не было среди них лишь жены Гази-Магомеда Керемет, ее не отпустил отец Элисуйский султан Даниял-бек, который с начало перешел на сторону Шамиля и выдал дочь за его сына, а затем предал Имама.

Дом Имама Шамиля в Калуге

Шамилю рассказали, что на Кавказе говорят будто он подвергается в России всяческим лишениям и многие готовы явиться в Калугу что бы вызволить Имама. Тогда Шамиль решил написать письмо своему наибу Магомед-Амину, второму Шамилю, так звали его в Черкесии где продолжалось сопротивление «Не пришлось злорадствовать моим недругам и завистникам которые явились причиной моего пленения, напротив, мне оказали почет и уважение в такой степени что не увидевший своими глазами не поверит. Я здесь столкнулся со слухом, что твои пленные находятся в тяжелом положении, если это лож, то это и есть мое желание, а если нет то необходимо тебе пленных содержать так чтобы на тебя не пало порицание. Я не скрепляю письмо своей печатью потому что она осталась в руках Амир-хана, который изменил мне». Пропала не только печать, когда Шамиль с последними верными мюридами уходил на Гуниб предатели разграбили его обоз с оружием, казной и прочим имуществом. Больше всего Шамиль жалел о своей библиотеке. Генерал Барятинский приказал разыскать книги Шамиля. То что удалось найти привезли в Калугу, но самая главная книга, в которой Шамиль описывал свою жизнь была безвозвратно утеряна. Без Шамиля война не война решил Магомед-Амин и тоже заключил мир.

Когда с приездом семьи содержание его было увеличено Шамиль сказал: «Я довольствуюсь малым, дети должны добывать себе хлеб сами. Для них это будет гораздо легче потому что я оставляю им наследство какого не получил сам». Руновскому было приказано развлекать семью, он купил инструмент и играл горские мелодии. Они посещали и цирк, пока Шамиль не разоблачил заезжего фокусника.

Инструкция не позволяла пленнику уезжать далее 30 верст, но и здесь было на что посмотреть. Шамиля удивляли деревни которые были беднее горских аулов и люди не знавшие грамоты. Он спрашивал у Руновского: «Зачем цари воевал на Кавказе если его крепостные так дурно живут, разве не лучше дать им свободу, построить хорошие деревни и обучить мужиков грамоте чем строить крепости в далеких Кавказских горах?». Шамиль побывал во многих местах, посетил гимназию, в Хлюстенской больнице он нашел двух больных горцев и дал им денег. Щедрость Имама стала известной, у его дома собирались нищие всегда получавшие подаяние. Жёны Шамиля по-разному отнеслись к повороту судьбы, Загидат тяжело переживала обращение из первой дамы Кавказа в жену пленника, хотя и почетного, а Шуайнат напротив благодарила судьбу за наступивший покой и наслаждалась обществом своего мужа, которого прежде видела так редко. Когда-то она и сама была пленницей Анной Улухановой привезенной из набега на Моздок. Она согласилась стать женой Имама и не покинула его до последних дней. Магомед-Амин наиб Шамиля навестил Имама, радость встречи омрачали рассказы наиба о том что он видел в Турции куда отправился после подписания мирного договора. Многие горцы не желавшие новой власти уходили в Турцию, но там их ждала не легкая жизнь. В Турции нужны были войны, а не семьи переселенцев. Оставшиеся на родине Черкесы еще надеялись отстоять свою свободу.

Черкесы в Кавказской войне

Тем временем в России начались грандиозные перемены. Кавказ был для России своего рода второй Европой где россияне столкнулись с свободными народами и увидели, что крепостное право является тормозом для развития страны. Лучше отменить крепостное право сверху нежели дожидаться когда оно само собой начнет отменяться снизу. Свобода дарованная народу пришлась Шамилю по душе, его эпоха потому и длилась четверть века что он был вождем свободных людей. Поздравляя с великим деянием Шамиль писал императору что если он вернет власть дагестанским ханам покоя там не будет, от них одни беды и для горцев и для русских. Вскоре ханства были упразднены, а управление осталось почти таким же как при Шамиле. Некоторые его наибы стали наибами и при новой власти. Таков был результат Кавказской войны. Формально Шамиль потерпел поражение, но фактически он одержал победу.

Россия стремительно менялась, но интерес к Шамилю не ослабевал. Газеты печатали истории из жизни кавказского героя. В тайную полицию регулярно доставлялись сведения переписка Имама копировалась. Под Калугой устраивались скачки и сыновья Шамиля с удовольствием принимали в них участие. Уютный дом в спокойной Калуге не стал тихой заводью, Магомед-Шапи просил отца отпустить его на службу к царю. Он был принят на службу корнетом лейб-гвардии кавказского эскадрона собственного его императорского величества и поселился с женой в Петербурге. Гази-Магомеду разрешили поехать за женой, власти признавали, что узы брака священы. Доводы предавшего и царя, и Имама Даниял-бека начальство не убедили. Провожая сына и беспокоясь как бы он не начал новую войну Шамиль сказал: «Храбрым привет мой, трусам презрении, в спутники даю тебе мир». Кирмет была привезена в Калугу. За необычайную красоту ее называли «Розой Кавказа», но цвести ей оставалось не долго. Шамиль с сыновьями был приглашен на высочайшую аудиенцию. Царствующее семейство хорошо приняло гостей и осыпало подарками. Тогда Шамиль обратился к царю с просьбой отпустить его в Мекку, Александр ответил, что исполнит просьбу Шамиля ну не теперь. Тогда же Шамиль посетил Петергоф где встретился с постаревшим генерал фельдмаршалом Барятинским, они вспоминали былое уважая в друг друге достойных воинов.

Аул Ашильта. Родина матери Имама Шамиля

Больше всего Шамиль тосковал по родине не имея возможности вернуться он отправил деньги в аул Ашильта на родину своей матери чтобы отремонтировать там мечеть. Свое имущество дом и землю в Гимрах отдал землякам с условием что половина дохода будет тратиться на нужды сирот.

Опубликовано в Дагестан

Кавказская война фактически первая война колониального типа которую вела Россия. И в связи с этим в российском обществе, особенно в передовых его слоях, возникли вопросы: «Почему огромная российская империя только что отразившая поход объединённой Европы под руководством такого талантливого руководителя и политика как Наполеон Бонапарт в течение десятков лет не может справиться с горстью кавказских племен?».

Шамиль из аварского аула Гемры, выдающийся ученный и отважный воин, создатель демократического государства имамат, вождь национально-освободительного движения горцев Кавказа четверть века противостоял могущественной империи. Осажденный в своей последней крепости на горе Гуниб в Дагестане Шамиль принял предложение наместника на Кавказе генерала Барятинского. Имам вышел в Гунибе чтобы спасти свой народ, он стал его заложником и почетным пленником императора. Сподвижникам Имама по его требованию была предоставлена свобода. Попрощаться с Шамилем пришли целые села. Покрывая дорогу коврами народ плакал, целовал кроя его одеяния и просили Аллаха сохранить Шамилю жизнь.

Пленение Имама Шамиля

«Я был связан присягой своему народу, но теперь совесть моя чиста. Весь Кавказ, русские и все европейские народы отдадут мне справедливость в том что я сдался только тогда, когда в горах народ питался травою».

Шамиля сопровождали: сын Гази-Мухаммед и три мюрида Хаджияв, Тауш и Абдуламагомед. На пути в Петербург Шамиля не покидали сомнения, он часто поглядывал на компас подаренный Барятинским, не в Сибирь ли везут, но реальность была иной. Имама всюду встречали как героя. Его встреча с Царем состоялась 15 сентября в городке Чугуеве находящегося в близи Харькова. Александр преподнес в дар Шамилю золотую саблю и сказал: «Я очень рад что ты наконец в России, жалею, что это случилось не ранее, ты раскаиваться не будешь, я тебя устрою и мы будем друзьями».

22 сентября в Москву прибыл Шамиль. Имама удивило величие города, но больше всего это то, что в Москве была мечеть. Мусульманская община достаточно тепло встретили Шамиля и совершили вместе молитву.

Алексей Петрович Ермолов

Шамиль в Москве встречался с Алексеем Петровичем Ермоловым. Благодаря политики Ермолова собственно и началась Кавказская война. На тот момент российское государство было связано с кавказским народом сетью договором и соглашениями, а Ермолов проводя колониальную политику эти договоры нарушил. Но мотивировал он свои действия тем, что горские народы своей свободой и независимостью подают дурной пример народам России страдавшим под гнетом крепостного права. Имам умел держаться дипломатично, но не в силах сдержать нахлынувших чувств и упрекнул генерала в том, что он начал Кавказскую войну и рассорил народности, которые должны были быть верными друзьями и крепкими союзниками.

Для некоторых пленение Шамиля было никак иначе как победой, усмирением варвара, для остальных же подавлением последнего очага свободы на необъятных просторах России. Писатель Лесков узнав о пленении Имама воскликнул: «Да как же Россия без Шамиля?». Шамиль пожелал встретиться со светилом востоковедения Мирзой Казем-беком, который тогда писал книгу о значении Имама, его власти и достоинстве. Казем-бек подарил Шамилю несколько манускриптов и пинсне, которые ему пришлись как нельзя к стати. «Разумные русские патриоты не ненавидят Шамиля, не гнушаются имени его, он был герой и создатель героев» А.Казем-бек.

императрица Мария Александровна

В царском селе Шамиля приняла императрица Мария Александровна, тогда же Шамилю было объявлено что местом его ссылки будет город Калуга. Затем Шамиля повезли в кранштад где он осматривал военные корабли и совершил прогулку на императорском фрегате Штандарт. По возвращению в Петербург Шамиль посетил инженерный замок где ему показали макеты крепости т карты военных операций на Кавказе. Была здесь и карта Гимров, родины Шамиля. Пригласили Шамиля и на балет. На танцы полуобнаженных балерин Шамиль смотрел с снисходительной улыбкой, но прыжки и сальто-мортале султана привели Имама в негодование, такого оскорбления высокочтимого лица хотя и балетного он не ожидал. В императорской публичной бибилотеке Шамилю подарили Коран 18 века чем тронули его до глубины души. Там же ему показали журналы и книги включая и иностранные в которых имелись его портреты весьма далекие от оригинала. В книге почетных гостей Имам оставил автограф «Смеренный Шамиль вошел в эту палату 15 дня месяца Рабиуль Аваль 1276 г. Хиджры 1 октября 1859г.» рядом появилась приписка «И смеренный Гази-Мухаммед сын его был с ним в это время».

Джамалуддин, сын имама Шамиля

Посетил Шамиль и учебное заведение где воспитывался его сын Джамалуддин отданный заложником при битве за ахульго. Это было одно из главных сражений Кавказской войны. Почти трехмесячная блокада под альтилерийским обстрелом не сломила горцев. В обмен на обещание генерала Граба отвести войска Шамиль отдал в заложники сына Джамалуддина. Это был шанс закончить войну, но генерал желавший во что бы то не стало взять Шамиля чтобы загладить свой грех причастности к декабристам нарушил условия перемирия и война продлилась еще 20 лет. Что бы вернуть сына Шамиль пленил семи князей Орбелиани и Чавчавадзе. Пленных содержали в Ведено, в тогдашней столице имамата. Переговоры шли долго, но обмен все же состоялся. Джамалуддин получил в России хорошее образование и стал офицером. Он убеждал отца что Россия не такая какая видится сквозь пороховой дым и чистакол штыков, он тосковал по невесте оставшейся в России, долго болел и умер от туберкулеза. Шамиль и сам хотел кончить войну, но каждый раз когда Имам заключал мир его нарушали.

В Петербурге Шамиля опекал полковник Богуславский. В Калугу с Шамилем поехал штабс-капитан Руновский, назначенный приставом при почетном военнопленном. Инструкция о содержании взятого в плен Шамиля была не слишком строга, но был в ней и такой пункт «Установить не стеснительный, но бдительный надзор за Шамилем». Поезд довез Шамиля до Москвы, далее его везли в экипаже с небольшой охраной. У въезда в город его встретила местное начальство. Предводитель губернского дворянства Федор Щукин приветствовал гостя: «Мы чтим в тебе героя, мы радуемся видеть тебя среди нас потому, что это даст тебе возможность узнать и полюбить нас не смотря на то что еще не так давно ты видел в нас своих врагов».

Дом купленный для Имама в Калуге еще не был готов. Шамиля поселили в гостинице «Кулон», которую, как и в столице осадили толпы любопытствующих. Когда Шамиль подходил к окну раздавалось громкое «Ура!!!». Вольнодумцы видели в Шамиле создателя республики свободных людей, а помещики опасались что это второй Пугачев. Разве не Шамиль Ханов извел, а мужика с дворянином вровень поставил? Ветераны Кавказской войны побывавшие в плену у горцев кланялись Шамилю, помня доброе к ним отношение. Мы было и вовсе Кавказ к рукам прибрали, а как поставили они над собой Шамиля так дело иначе пошло, Наполеона одолели, а горцев не могли. А не троньте говорят нас, а кто сунется в горы секир башка.

Опубликовано в Дагестан
Понедельник, 11 августа 2014 10:12

Хаджи-Мурат. Жизнь воина

Хаджи-Мурат или как его еще называли Хаджи-Мурат Хунзахский, что само за себя говорило его происхождение. В Дагестане есть Хунзахский район который наделил Дагестан очень знаменитыми людьми прославивших Дагестан на весь мир, это народные поэты Гамзат Цадаса и его сын Расул Гамзатов, вот и Хаджи-Мурат являлся их земляком-односельчанином.

Хаджи-Мурат родился примерно в 1816 году (но также датируют его рождение и на 1818 год) в селение Хунзах Аварского ханства, ныне это Хунзахский район. И по сегодняшний день в селение Хунзах проживают его потомки. Детство его проходило без всяких запоминающихся фактов и потому мало что известно. Семья его была из простого народа, мать была кормилицей ханских детей и потому Хаджи-Мурат был молочным братом ханским детям и проходило вместе с ними. Хаджи-Мурат не любил высокомерных и самовлюбленных людей, был воспитан очень сдержанным и в последствие не любил говорить о своих заслуженных подвигах. Хаджи-Мурат изучил в детстве Коран, знал только аварский язык, а писал он на аварском арабским алфавитом. С самого детства любил лошадей и оружие, очень хорошо ездил верхом.

Хаджи-Мурат взрослел не по годам, что существенно детям войны. Его детство совпало с Кавказской войной против Ермолова. В 11 лет он теряет своего отца, при нападении Гази-Магомеда на Хунзах в ожесточенной войне его отец погибает. Такое потрясение Хаджи-Мурата закалило, он стал сильнее, готов был постаять за себя и своих саратников, бесстрашие, мудрость, быстрые решения в сложных ситуация — вот чем овладевал храбрый мальчишка.

Осада селения Хунзах

13 августа 1834 году для Хунзаха был переломный момент. Гамзат-бек тогда имам Дагестана и Чечни (1832—1834) назначил встречу ханам Абу-Нуцалу и Уммахану. На встречу их сопровождал старший брат Хаджи-Мурада – Осман. Переговоры проходили в специально сооруженной палатке из которой позже и вышел Осман оставив ханов. К Осману подошел мюрид Гамзата и сказал примерно следующее «Вас сюда позвали не для угощения, а для того что бы совершить убийство ханов и советую Вам немедленно уезжать», Осман ничего не смог придумать такое, чтоб спасти тех, с кем он приехал и сев на коня помчался домой. ПО дороге он услышал выстрелы и осознал, что случилось непоправимое. Из приглашенных почетных гостей сопровождающих ханов остались не многие в живых, и для того чтоб принести плохую весть в Хунзах об убитых ханах. Таким вот поступком Гамзат-бек овладел титулами ханов и всем имуществом.
Войдя в Хунзах Гамзат-бек немедля арестовал Сурхай-Хана который являлся двоюродным братом последнего хана и по закону могу вступить на ханство, и потому ему ничего не оставалось как его казнить.

Осада селения Хунзах Гамзат-беком

{jllikelock}В Хунзахе многие были недовольны поступками Гамзат-бека и потому его недолюбливали. Как-то раз к Гамзату пришел его мюрид и сказал, что на него готовится покушение, на что ему Гамзат и ответил: «Можешь ли ты остановить Ангелов, когда они придут за моею душою? Если не можешь, то иди домой и оставь меня в покое. Что определено Богом, того не избегнешь, и если завтра назначено мне умереть, то завтрашний день и будет днем моей смерти.». На следующий день к Гамзату пришел тот же мюрид и сказал, что его собираются убить в момент молитвы в мечети и первым из зачинщиков это Османилязул Гаджиев, — дед Османа и Хаджи-Мурада. Гамзат вызвал Гаджиева к себе но безмятежное поведение Гаджиева и просьба помочь его сыну в изучение аварского языка убрало сомнение о своем убийстве вовсе. Гамзат-бек попросил всех жителей не одевать бурок идя на молитву в мечеть дабы видеть кто вооружен. Услышав призыв муллы к молитве все направились в мечеть. Зайдя в мечеть со своим сопровождением Гамзат увидел несколько людей в бурках один из них был Осман. Гамзат начал отходить к выходу но Осман произвел выстрел и ранил Гамзата и все остальные кто был с ним произвели выстрелы убив тем самым убийц ханов.

Приближенные Гамзата решили отомстить за гибель своего предводителя, но смогли только убить Османа. Восставшие хунзахцы дали отпор и выгнали с позором последователей Гамзата обратив их в бегство.

После гибели Османа на Хаджи-Мурата плечи легло правление хунзахцами, вместе с ними он освобождал ханский дворец от укрывшихся там последователей Гамзат-бека. После этих событий Хунзах девять лет был неприкасаемым. Самой главной целью Хаджи-Мурата стала проникновение во внутренний Дагестана русского командования. Аварское ханство тесно связало себя с русской военной администрацией и противниками мюридизма в Дагестане, а именно новым руководителем того самого мюридизма и новым имамом Дагестана и Чечни Шамилем. Хаджи-Мурат и его последователи становятся ярыми противниками Имама Шамиля. И его можно было понять, потеря близких, месть за них, тогда он просто защищал свой дома, хунзахцев.

Но со временем на Хаджи-Мурата начали поступать доносы и все они были одного типа. Хаджи-Мурата обвиняли в тайных военных сговорах с Шамилем. И по приказу Хаджи-Мурата сослали в Темир-Хан-Шуру, но ему по пути удалось сбежать прыгнув со скалы утащив за собой двух конвоев на которых он и приземлился при падении сломав себе только ногу.

Имам ШамильХаджи-Мурат наиб имама Шамиля

В 1840 году Хаджи-Мурат переходит на сторону Имама Шамиля. Назначение Хаджи-Мурата наибом всех аварских селений говорило о том что Имам Шамиль делает его своей правой рукой и 10 лет он был ему верен. Предательство Хаджи-Мурата русской армией прошло для них не без наказанно. Он совершал набеги с славился в Чечне и Дагестане своим бесстрашием и являлся одним из лучших воинов тех времен. Но в 1851 году между Шамилем и Хаджи-Муратом произошла сора и Хаджи-Мурат ушел со службы от Шамиля. Историки утверждают, что Хаджи-Мурат не раз выступал против Имама Шамиля.

Хаджи-Мурат хотел уйти в горы от преследующих его русской армии, но был убит в неравном бою в районе селения Онджалы (Азербайджан) казаками. Хаджи-Мурат и 4 его сподвижника вели тяжелый бой против 300 противников. Хаджи-Мурат получил 12 пулевых ранений, на его глазах убило 2 его людей после чего он кинулся на казаков с кинжалом те в свою очередь открыли по нему шквальный огонь, он умер обняв дерево. Его голова была отсечена, затем русские добыли голову и переслали ее в Петербург в военную медицинскую академию, в 1959 году ее передали в Музея антропологии и этнографии (бывшую Кунсткамеру). По подтвержденным данным череп был передан в музей Истории Религии Санкт-Петербурга в 2009-м году.

 
Опубликовано в Дагестан