Фотогалерея ДагестанаВидеогалерея ДагестанаДагестанская музыкаКулинария. Рецепты Кавказской кухниДагестанская библиотекаДагестанский форум

Четверг, 04 сентября 2014 13:05

Жизнь имама Шамиля в царском плену. Часть 2

Автор
Оцените материал
(11 голосов)

Ожидая семью за которой отправился сын Газе-Магомед, Шамиль осматривал город, а вечерами беседовал с приставом Руновским, который вел дневник. Когда дело касалось событий, на которые Руновские смотрел иначе Шамиль говорил: «Спроси не меня, спроси врагов моих, так ли было дело?». Шамиль являлся предводителем народа, который так долго вел с нами войну и притом войну народную. Стоит ли после этого называть Шамиля разбойником руководившимся в своих деяниях дикими инстинктами хищного животного или все же он действительно герой своего народа честно исполнявший свой долг требуемый духом народа, нравами и обычаями своей родины. Российское общество увидело, что так называемые Дикие горцы на самом деле высокоразвитые талантливые народы сумевшие в кратчайшие сроки создать жизнеспособное государство имамат и выдвинуть таких великих полководцев-реформаторов как: Гази-Магомед, Гамзат-бек и конечно Имам Шамиль.

Сыновья и зятья Имама ШамиляЖены и дочери Имама Шамиля

Дом Шамиля обустраивался с учетом потребности большой мусульманской семьи. Во дворе была построена молельня. Шесть комнат второго этажа были отданы в распоряжение Имама и его жен, еще одна была превращена в кабинет Имама. В просторном доме нашлось место и для остальных членов большого семейства. Шамилю было назначено годовое содержание в 10 000 рублей серебром, но милости победителя не самая желанная награда. Имам не находил себе покоя пока в Калугу не прибыла его семья, всего приехало 22 человека. Не было среди них лишь жены Гази-Магомеда Керемет, ее не отпустил отец Элисуйский султан Даниял-бек, который с начало перешел на сторону Шамиля и выдал дочь за его сына, а затем предал Имама.

Дом Имама Шамиля в Калуге

Шамилю рассказали, что на Кавказе говорят будто он подвергается в России всяческим лишениям и многие готовы явиться в Калугу что бы вызволить Имама. Тогда Шамиль решил написать письмо своему наибу Магомед-Амину, второму Шамилю, так звали его в Черкесии где продолжалось сопротивление «Не пришлось злорадствовать моим недругам и завистникам которые явились причиной моего пленения, напротив, мне оказали почет и уважение в такой степени что не увидевший своими глазами не поверит. Я здесь столкнулся со слухом, что твои пленные находятся в тяжелом положении, если это лож, то это и есть мое желание, а если нет то необходимо тебе пленных содержать так чтобы на тебя не пало порицание. Я не скрепляю письмо своей печатью потому что она осталась в руках Амир-хана, который изменил мне». Пропала не только печать, когда Шамиль с последними верными мюридами уходил на Гуниб предатели разграбили его обоз с оружием, казной и прочим имуществом. Больше всего Шамиль жалел о своей библиотеке. Генерал Барятинский приказал разыскать книги Шамиля. То что удалось найти привезли в Калугу, но самая главная книга, в которой Шамиль описывал свою жизнь была безвозвратно утеряна. Без Шамиля война не война решил Магомед-Амин и тоже заключил мир.

Когда с приездом семьи содержание его было увеличено Шамиль сказал: «Я довольствуюсь малым, дети должны добывать себе хлеб сами. Для них это будет гораздо легче потому что я оставляю им наследство какого не получил сам». Руновскому было приказано развлекать семью, он купил инструмент и играл горские мелодии. Они посещали и цирк, пока Шамиль не разоблачил заезжего фокусника.

Инструкция не позволяла пленнику уезжать далее 30 верст, но и здесь было на что посмотреть. Шамиля удивляли деревни которые были беднее горских аулов и люди не знавшие грамоты. Он спрашивал у Руновского: «Зачем цари воевал на Кавказе если его крепостные так дурно живут, разве не лучше дать им свободу, построить хорошие деревни и обучить мужиков грамоте чем строить крепости в далеких Кавказских горах?». Шамиль побывал во многих местах, посетил гимназию, в Хлюстенской больнице он нашел двух больных горцев и дал им денег. Щедрость Имама стала известной, у его дома собирались нищие всегда получавшие подаяние. Жёны Шамиля по-разному отнеслись к повороту судьбы, Загидат тяжело переживала обращение из первой дамы Кавказа в жену пленника, хотя и почетного, а Шуайнат напротив благодарила судьбу за наступивший покой и наслаждалась обществом своего мужа, которого прежде видела так редко. Когда-то она и сама была пленницей Анной Улухановой привезенной из набега на Моздок. Она согласилась стать женой Имама и не покинула его до последних дней. Магомед-Амин наиб Шамиля навестил Имама, радость встречи омрачали рассказы наиба о том что он видел в Турции куда отправился после подписания мирного договора. Многие горцы не желавшие новой власти уходили в Турцию, но там их ждала не легкая жизнь. В Турции нужны были войны, а не семьи переселенцев. Оставшиеся на родине Черкесы еще надеялись отстоять свою свободу.

Черкесы в Кавказской войне

Тем временем в России начались грандиозные перемены. Кавказ был для России своего рода второй Европой где россияне столкнулись с свободными народами и увидели, что крепостное право является тормозом для развития страны. Лучше отменить крепостное право сверху нежели дожидаться когда оно само собой начнет отменяться снизу. Свобода дарованная народу пришлась Шамилю по душе, его эпоха потому и длилась четверть века что он был вождем свободных людей. Поздравляя с великим деянием Шамиль писал императору что если он вернет власть дагестанским ханам покоя там не будет, от них одни беды и для горцев и для русских. Вскоре ханства были упразднены, а управление осталось почти таким же как при Шамиле. Некоторые его наибы стали наибами и при новой власти. Таков был результат Кавказской войны. Формально Шамиль потерпел поражение, но фактически он одержал победу.

Россия стремительно менялась, но интерес к Шамилю не ослабевал. Газеты печатали истории из жизни кавказского героя. В тайную полицию регулярно доставлялись сведения переписка Имама копировалась. Под Калугой устраивались скачки и сыновья Шамиля с удовольствием принимали в них участие. Уютный дом в спокойной Калуге не стал тихой заводью, Магомед-Шапи просил отца отпустить его на службу к царю. Он был принят на службу корнетом лейб-гвардии кавказского эскадрона собственного его императорского величества и поселился с женой в Петербурге. Гази-Магомеду разрешили поехать за женой, власти признавали, что узы брака священы. Доводы предавшего и царя, и Имама Даниял-бека начальство не убедили. Провожая сына и беспокоясь как бы он не начал новую войну Шамиль сказал: «Храбрым привет мой, трусам презрении, в спутники даю тебе мир». Кирмет была привезена в Калугу. За необычайную красоту ее называли «Розой Кавказа», но цвести ей оставалось не долго. Шамиль с сыновьями был приглашен на высочайшую аудиенцию. Царствующее семейство хорошо приняло гостей и осыпало подарками. Тогда Шамиль обратился к царю с просьбой отпустить его в Мекку, Александр ответил, что исполнит просьбу Шамиля ну не теперь. Тогда же Шамиль посетил Петергоф где встретился с постаревшим генерал фельдмаршалом Барятинским, они вспоминали былое уважая в друг друге достойных воинов.

Аул Ашильта. Родина матери Имама Шамиля

Больше всего Шамиль тосковал по родине не имея возможности вернуться он отправил деньги в аул Ашильта на родину своей матери чтобы отремонтировать там мечеть. Свое имущество дом и землю в Гимрах отдал землякам с условием что половина дохода будет тратиться на нужды сирот.

Прочитано 3141 раз Последнее изменение Четверг, 05 ноября 2015 13:44